Консультация по телефону: +8 (800) 500-27-29 добавочный номер: 470

/

Список ветхих домов подлежащих сносу в махачкале

Федеральная программа по переселению людей из ветхого и аварийного жилья активно реализуется в Махачкале. В планах администрации города расселить до конца года жителей 38 столичных многоквартирных домов. На очереди еще больше 50 строений. По словам чиновников, до 2017 года в стране вообще не должно остаться ветхого жилья. Но все ли дома, признанные ветхими, являются таковыми на самом деле? Корреспондент попытался ответить на этот вопрос, пообщавшись с махачкалинцами, не желающими переселяться из своего дома.

Жители дома №1 на улице Нефтеперегонный завод некоторое время назад обратились в редакцию КАВПОЛИТа с просьбой помочь им убедить администрацию Махачкалы, что расселение их дома вовсе не требуется.

Спорный дом прилегает к бывшему городскому таксопарку. Сейчас таксопарк не действует, территория заброшена. У нее, конечно, имеется владелец, и тут даже есть несколько действующих автосервисов. Но большая часть территории простаивает.

По соседству с домом №1 есть еще несколько таких же домов, но их ветхими никто признавать не спешит.

Слева дом под снос, справа постройка, не признанная ветхой. Фото: Казим Абдулаев

Дом №1 – это одноэтажный двадцатиквартирный дом. Такие дома еще называют домами барачного типа: изначально он представлял собой длинную постройку с коридором и комнатами по обе стороны.

Со временем жильцы перепланировали свои квартиры. Теперь у каждого отдельный вход. Перепланировка оказалась настоятельной необходимостью, потому что семьям было слишком тесно. Жильцы сами улучшали свои жилищные условия – провели в квартиры воду и канализацию, снабдили их теплыми и современными санузлами.

Согласно документам, дом – 1912 года постройки. Но, по словам жильцов, постройка настолько крепкая, что может дать фору многим современным элитным многоэтажкам, которые растут в столице Дагестана, как грибы. А толщина стен тут доходит до 80 сантиметров.

«Ну и что, что 1912 года. И пусть слово “барак” никого не смущает. Вы посмотрите, какие тут толстые стены. Это же каменный дом, который никак не пострадал от нескольких сильных землетрясений. Тут ни трещины нигде, ничего нет», – объясняет один из жильцов Абдулла Махдиев.

Он, как и большинство его соседей, из своей квартиры уезжать не хочет и считает, что документы, подтверждающие ветхость их дома, являются просто фикцией.

Фото Казима Абдулаева

Казим Абдулаев тоже живет в доме №1 давно. В 2002 году он купил здесь квартиру и долгое время не имел возможности начать ремонт. Но около года назад наконец привел свою квартиру в порядок. Мужчина уверен, что дом вовсе не подпадает под критерии ветхого жилья.

«Я как-то специально прогулялся по улице Буйнакского, где практически на каждом доме висят таблички о расселении. Но там действительно дома в ужасном состоянии, крыши в дырах, лестницы шаткие. Многие люди там сами заинтересованы в том, чтобы им дали новое жилье. Но мы-то этого не хотим, – говорит Казим.

- И дело не только в нашем желании или нежелании. Если бы дом, правда, сыпался и был опасен для проживания, вряд ли мы с соседями бы так сопротивлялись. Мы же себе не враги, чтобы жить и бояться, что дом свалится нам на головы».

Новость о том, что дом к концу 2015 года будет расселен и снесен, стала для жильцов полной неожиданностью. По их словам, их никто не уведомлял об этом. А узнали они о планах администрации города совершенно случайно, когда кто-то из жильцов отправился в БТИ для того, чтобы узаконить пристройку, за счет которой слегка расширил свою квартиру.

«Там людям объяснили, что дом давно уже признан ветхим и подлежит сносу», – говорит Казим Абдуллаев.

Люди стали узнавать, и оказалось, что дом действительно признан аварийным. Еще в 2011 году. А на дворе уже был 2014-й.

Жильцы показывают копию заключения межведомственной комиссии, которая постановила, что дом непригоден для проживания. Но серьезным документом эту «бумажку», как они сами ее называют, не считают. Уж слишком нелепо и неаккуратно, по их мнению, составлен документ.

«Тут столько фактических ошибок. Во-первых, неправильно указано количество квартир, во-вторых, год постройки неверный, в-третьих, тут упоминаются какие-то деревянные полы в квартирах и перекрытия, которых и в помине ни у кого давно уже нет», – негодуют жильцы дома.

Ни в одну квартиру члены комиссии не заглянули, ни одной фотографии к своему заключению не приложили. «Такое ощущение, что просто взяли шаблон, изменили там адрес и отдали на подпись. А реальной работы никакой проведено не было, потому что если бы комиссия на самом деле проверяла дом и пыталась установить его ветхость, то пришла бы к очевидному выводу, что дом простоит еще не один десяток лет», – считает Казим Абдулаев.

По словам жильцов, комиссия ссылается на трещины и просевший фундамент, что не соответствует действительности.

Абдулла Махдиев и вовсе предполагает, что никакой комиссии и не было, вернее была, но только на бумаге. Да и там есть нарушения. По закону в состав комиссии должны входить сами жильцы или их уполномоченный представитель. Пусть и с правом только совещательного голоса. Однако никого не привлекли.

Жильцы даже провели собственное расследование и выяснили, что некоторые члены комиссии, которые упоминаются в злополучном акте, даже не работали в то время в учреждениях, которые представляли.

«Такое ощущение, что все было состряпано задним числом. А мы теперь должны мириться со всем и идти жить на окраину города. Пожилые люди вынуждены будут переезжать в многоэтажку, где никогда не жили», – жалуется Махдиев.

О своем нежелании мириться с произволом, как это называют сами жильцы дома №1, они готовы рассказывать часами.

Они действительно не стали сидеть сложа руки. Для начала обратились в Дагестанский центр независимой экспертизы и на собственные деньги провели экспертизу своих домовладений. Специалисты этого ведомства выдали заключение, в котором говорится, что «дом пригоден для дальнейшего проживания и эксплуатации» и находится в исправном состоянии.

Имея столько аргументов в свою пользу, жильцы дома наняли адвоката и отправились в суд. Но, увы, проиграли. Сначала сторону администрации города принял городской суд Махачкалы, а затем – и Верховный.

«Я даже не ожидал, что мы проиграем, мы шли на заседание, уверенные, что правда на нашей стороне, что справедливость восторжествует. Но мы очень ошиблись, надеясь на гуманность и беспристрастность суда. Хотя во время заседаний представители администрации Махачкалы и правительства республики не могли ответить на элементарные вопросы. Но и их некомпетентность нам не помогла», – вспоминает Казим Абдуллаев.

По словам истцов, на суде чиновники утверждали, что информация о признании дома ветхим была опубликована на страницах газеты «Дагестанская правда», и они не виноваты в том, что жильцы не читают газет.

При этом, по мнению адвоката Ларисы Абдусаламовой, сторона ответчика, ссылаясь на уведомление в газете, должна была доказать, что люди прочли информацию о судьбе своего дома.

В решении суда акцент сделан на том, что жильцы опоздали со сроками обжалования решения администрации о внесении их дома в число ветхих. Хотя по закону сроки обжалования начинаются не с момента принятия решения, а с момента, когда истец узнал о нарушении своего права.

«Речь ведь не о законе идет, когда его незнание не освобождает от ответственности, а о решении межведомственной комиссии. И каждый жилец должен был лично получить уведомление о том, что в скором времени ему предстоит переезд», – поясняет адвокат.

В свою очередь в министерстве строительства республики сетуют, что в целом махачкалинцы очень неохотно соглашаются покидать свои дома и переезжать в новые квартиры, даже если дом в очень плохом состоянии и налицо грядущее улучшение жилищных условий.

«Люди начинают рассказывать, как прожили в своих домах всю жизнь, сколько их связывает с родными местами, но эмоции тут вообще ни при чем, на мой взгляд», – говорит корреспонденту КАВПОЛИТа заместитель начальника управления жилищной политики Минстроя РД Шамиль Есупанов.

По его словам, до конца года в Махачкале будет расселено 38 многоквартирных домов. Всего в столице Дагестана ветхими признано на сегодняшний день 100 домов.

Под ветхое жилье в Махачкале в общей сложности попадет около 100 домов. pic.twitter.com/nRYN8IIDFL

Новое жилье для переселенцев находится в разных частях города и сейчас только строится. По закону все переселенцы получат квартиры, не меньшие по площади, чем те, из которых выселяются.

Шамиль Есупанов считает, что на самом деле в городе намного больше домов, которые непригодны для жилья, но так как люди в основном противятся переселению, администрация вынуждена идти им на уступки.

Как выяснил корреспондент КАВПОЛИТа, многих махачкалинцев, которые со дня на день ожидают переселения, действительно не устраивает тот факт, что им даже не говорят заранее, куда их переселят.

Махачкалинка Карина Магомедова тоже живет в так называемом бараке. По соседству с ней много подобных домов. Уже не первый год она вместе с семьей ожидает возможного переселения, но сомнений у нее с супругом много.

«Мы не знаем, что лучше: остаться в старом доме, сделать капитальный ремонт дома, пристроить второй этаж или ждать переселения. Да и ответить, где нам дадут квартиры, никто из администрации города ни разу не смог. Получается, что рано или поздно это все равно произойдет, а у нас даже выбора не будет», – рассказывает Карина.

Официально их дом ветхим не признан, но, по словам Магомедовой, представители администрации уже несколько раз приходили «прощупать почву».

Меж тем жильцы дома №1 на улице Нефтеперегонный завод, несмотря на проигрыш в суде, останавливаться не собираются. Сейчас они готовят пакет документов для обращения в прокуратуру, а адвокат намерен подать кассационную жалобу в президиум Верховного суда.

На протяжении трех дней корреспондент пытался получить официальный комментарий по поводу судьбы дома №1 у администрации Махачкалы.

Ответственный за вопросы ветхого жилья, исполняющий обязанности заместителя главы администрации Махачкалы Магомедэмин Гаджиев не отвечал на звонки ни по городскому, ни по мобильному телефону.

А в пятницу, когда корреспонденту КАВПОЛИТа наконец удалось связаться с секретарем Гаджиева, тот, сославшись на занятость, через секретаря перенаправил к своему подчиненному, начальнику управления жилищной политики Эмиру Казибекову. Однако и тут корреспондента ждала неудача. Дозвониться до Казибекова так и не удалось.

Редакция КАВПОЛИТа надеется, что после публикации этой статьи администрация города сама выйдет на связь и разъяснит ситуацию со спорным домом.

Еще почитайте это: